Во что верят в России. Религия и социальная мифология в российском обществе

Курс Александра Панченко • 13.02–12.03 • Онлайн

Современные люди верят в очень разные и зачастую противоречивые вещи — настолько, что сегодня у антропологов уже нет единодушного мнения о том, что такое религия и имеет ли вообще смысл пользоваться этим понятием, тем более что роль институциональных форм религиозной жизни за прошедшее столетие явно снизилась. Люди больше не ходят в церковь, но, тем не менее, они продолжают во что-то верить.

Это касается и современной России, пережившей по-своему динамичный и драматический период постсоветской религиозной истории. И чтобы увидеть значение, функции и социальный смысл различных форм религии и социальной мифологии в России последних десятилетий, необходимо разобраться, как именно они включены в повседневную жизнь россиян и как соотносятся с более общими формами их коллективного воображения. 

Почему повседневные религиозные практики так не похожи на догматы из священных книг? Как устроены теории заговора и социальные фобии? И почему религиозные черты все заметнее приобретает современная политика? Какое место те или иные религиозные верования занимают в наших собственных представлениях о моральном и политическом порядке, социальных приоритетах и сценариях индивидуального и коллективного поведения?

Автор курса

«Хорошо известные противоречия социологических опросов последних десятилетий, показывающие, что далеко не все российские православные верят в существование Бога и что есть атеисты, уповающие на загробную жизнь, не так уж курьезны, как это может показаться на первый взгляд. 

На самом деле из них следует, что представления и практики, которые мы называем религиозными и пытаемся приписать конкретным конфессиям или церквям, складываются из элементов, имеющих очень разное происхождение и значение в повседневной жизни конкретных людей»

Александр Панченко
антрополог, фольклорист, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге

Программа

13.02
Догматы, практики и вера: религиозная жизнь за пределами книг
18:00–20:00 CET
Антропологический взгляд на религию не ограничивается изучением богословия или церковных обрядов и позволяет понять, зачем нужны и как «работают» повседневные религиозные представления и практики. Нередко оказывается, что в «обычной» жизни люди верят совсем не в то, о чем говорится в священных книгах и теологических трактатах. Что значит «верить» для современного человека и как он определяет предмет своей веры?
20.02
Нью-эйдж и постсекулярная культура: религия в XX веке и сегодня
18:00–20:00 CET
Многие социологи первой половины XX века верили, что живут в «расколдованном мире», где религия навсегда ушла из публичной жизни в сферу экзистенциальных исканий и персонального морального выбора. Однако к концу столетия стало ясно, что идеи и практики «новой духовности», не так уж сильно отличающиеся от «традиционных» форм религии, становятся все более заметной составляющей общественного обихода. Как эволюционировала нью-эйдж культура в России и какое влияние она оказывает на современную жизнь?
27.02
Теория заговора: конспирология как новая религия
18:00–20:00 CET
Карл Поппер когда-то назвал теории заговора «результатом секуляризации религиозных предрассудков»: он полагал, что место богов в конспирологическом воображении занимают могущественные люди и тайные общества, управляющие миром. На самом деле конспирология и религия нередко сосуществуют, но в современных обществах теории заговора действительно оказались центральной частью социальной мифологии. Как формировались специфические для постсоветской культуры конспирологические нарративы и зачем они нужны современному человеку?
05.03
Моральные паники и коллективные страхи: чего мы боимся?
18:00–20:00 CET
Термин «моральная паника», придуманный британским социологом Стэнли Коэном в начале 1970-х годов, применяется к ситуациям, когда какое-то социальное явление (иногда реальное, а иногда вымышленное) воспринимается в качестве серьезной угрозы обществу и социальному порядку в целом. Предметом моральной паники могут оказаться мигранты, молодежные группировки, компьютерные игры или, скажем, новые виды пищевых продуктов. Каковы социальные функции наиболее заметных моральных паник в истории современной России?
12.03
«Политическая религия»: десекуляризация и государственный мессианизм
18:00–20:00 CET
Одна из характерных черт десекуляризации или «заколдовывания» современного мира — тесное сочетание различных религиозных и политических идей. В этом смысле современная политика приобретает все более религиозный облик, а традиционные религиозные идеи наполняются новыми политическими смыслами. Как поздне- и постсоветская социальная мифология, связанная со Второй мировой войной и русским мессианизмом, приобрела черты «политической религии»?

Как проходит обучение

Занятия проходят онлайн — с помощью программы Zoom. Каждое занятие длится два часа (если это не оговорено отдельно). Пройдя отбор, вы получите все необходимые инструкции и ссылки. Не забудьте удостовериться, что на вашем компьютере или планшете работают камера и микрофон.

Учеба в Bazaleti Uni бесплатна, но чтобы стать его студентом, необходимо пройти конкурсный отбор — написать эссе на заданную тему и прислать его вместе с мотивационным видео.

Тот, кто прошел отбор, становится студентом Bazaleti Uni на один ближайший семестр, то есть получает возможность записаться на любые курсы Bazaleti Uni, запланированные на февраль–июнь 2024 года.